Лето 2014

Лето 2014 – именно то лето, которого я так сильно ждал ещё с самого начала зимы. Трудился в школе, насколько это было возможным для меня. И вот 8 класс уже оказался позади.
Гордыми улыбками меня встречали моя мама и бабушка. Зашёл домой и тут же оказался в объятиях своей бабули. Она была так рада за меня!.. Потом я вошёл в родной двор, и мне сразу бросился в глаза красный, как самая спелая вишня, велосипед.  Рядом с ним стоял мой дедушка:
Андрюша, ты хорошо постарался в этом учебном году. Теперь твое лето будет интереснее, чем ты надеялся.
Andrij IltschenkoЯ понял, что лето пройдет просто великолепно. Несколько дней провел в компании своих друзей, катаясь по городу на своем новеньком велосипеде. Очередной день каникул! Вечером, часам к одиннадцати, по телевизору, как всегда, показывали новости. Я не люблю подобный вид передач – новости у нас смотрит мама. Единственное слово, которое   расслышал внезапно: «Алчевск» – имя моего родного города. Стало интересно, я вскочил с кровати и зашел в наш зал. Справа у стены, на диване, сидела мама. Не было, кажется, ничего необычного, но я увидел сильную тревогу в её лице и почему-то мне стало не по себе.
Заметив, что я не в кровати, мама вдруг выключила телевизор и спросила:
„- Почему не спишь? Ты видел, который час? Давай, быстренько в постель.“
Было понятно, что она что-то хотела скрыть от меня.
На следующее утро я проснулся после очень странного сна. Умывшись, пошел делать всякую домашнюю работу, а потом отправился гулять. Я был уже на месте условленной встречи, но не увидел своего друга, с которым договорился еще вчера. Жду. Через некоторое время звонит телефон. Это была мама.
„- Андрюша, ты почему не дома?! Где ты сейчас?! Быстро возвращайся!“
В голосе у мамы был сильный страх. Сразу сообразив, что что-то неладно, я поспешил домой.
На улице стояла необычная тишина, было пусто, редко попадались отдельные люди или машины. «Что же происходит?!» – одна мысль завертелась у меня в голове и тогда я побежал.
Лишь войдя в подъезд, я увидел картину, которая меня сильно испугала: солдат, обычный солдат, стоявший возле открытой двери моей квартиры. За спиной у него было оружие. Тянулось оно от самых бёдер до шеи, я никогда еще так близко не видел подобного, только в играх или на картинках. Я стоял как вкопанный, мои руки и ноги были будто парализованы. Я, не отрываясь, смотрел на оружие за спиной этого человека.
Пришёл в себя, услышав голос мамы. Она увидела меня и велела зайти домой. Медленно, будто в каком-то гипнозе, я проходил мимо солдата, но, когда   разглядел лицо этого человека –  стало легче.   В этом лице не было ничего такого, чего стоило бояться.  Пошёл в свою комнату и через минуту услышал, как захлопнулась входная дверь. Тогда ко мне вошла мама:
–  Ты, наверное, сильно испугался, когда увидел его? Я хотела, чтобы ты не переживал и не боялся, но вышло иначе – прости. Этот человек зашел предупредить, что в нашем районе солдаты хотят захватить какое-то государственное здание, и важно, чтоб никто не выходил на улицу, когда это будет происходить.
– Они что собираются стрелять тут? В нашем родном городе? Мама, почему? Кому это нужно? – Я увидел, как у мамы поползла слеза и понял тогда, что на мои вопросы   она не сможет ответить.
Я знаю, это очень тяжело, но… тебе нужно подождать.  Мы скоро переедем в другое место…
Сердце у меня заколотилось сильнее, «Как же, это всё? Я не хочу уезжать из своего города! Тут мои друзья, дом и моя семья!» Я понимал, что наш отъезд может затянуться очень надолго, а, может, я никогда уже не смогу вернуться домой. «Это всё сон! Просто ужасный сон! Я проснусь и пойду гулять со своими друзьями, как всегда!» Но обмануть жизнь не получилось. Весь следующий день я только и думал о том, что произошло вчера. Спрашивал себя: «Зачем кто-то придумал оружие? Только таким способом можно достичь желаемого? Почему нельзя просто поговорить?» Я считал всех людей, которые направляют оружие на других, таких же людей – просто животными. Существа, похожие на нас, но не умеющее уважать и ценить другого человека – они не могут называться людьми. На улицу выходить я не собирался. Дело шло к вечеру. Решил посмотреть телевизор. Ничего плохого в новостях не передавали, и я с облегчением пошел спать. Сразу уснуть не получилось, мозг от путаных мыслей будоражило. Думалось: «Бросить всё, а потом начать всё заново? Нет, я не смогу это выдержать. Какой-то новый город и новые друзья? Нет, город и друзья тут, мои – самые лучшие!»
Шли дни. Людей на улицах становилось все меньше и меньше, друзья перестали звонить, мне стало одиноко и скучно. Только мои мама, бабушка и дедушка   поддерживали меня.
Мобильной связи не было, и позвонить, спросить: «Что случилось?» было невозможно. Воды тоже не стало.   По вечерам мы зажигали свечи и говорили о наших надеждах, строили планы. Мама рассказала, куда собирается ехать со мной. Узнал, что ехать мы должны будем только вдвоём.  Всех близких придётся оставить тут, в родном городе, который сейчас умирает.
Моя жизнь изменилась. Я уже ненавидел это лето. Мне все равно: кто с кем что-то не поделил – я просто хотел, чтоб наша семья могла бы опять жить нормально, как раньше. Теперь я понял, что все серьезно и рано или поздно я все-таки покину мой город. Было тяжело на душе. Я замкнулся: не хотелось ни с кем разговаривать. Мне тогда показалось, я стал лучше понимать, как именно устроена жизнь.
Люди массово уезжали из города, поэтому сложно было найти транспорт.
Однажды ночью, примерно в 2 часа, нас разбудил страшный грохот. Звук проникал через все стены. «Землетрясение?»  – подумал я.  Но сразу понял, что ошибся. Казалось, что это сон, какой-то очень страшный сон. Где-то совсем рядом рвались снаряды. Видел, как плакала мама. Все были напуганы и растеряны. Над нашим домом будто вырастал огромный торнадо. Мне стало очень страшно, перед глазами промелькнула вся жизнь, прожитая до этого дня. Вдруг представилось, что это конец. Я услышал крик мамы:
Быстро, бросаем все и бежим в подвал!
Любопытство заставило меня выглянуть в окно.  Руки дрожали, такого страха я до этого дня никогда не испытывал. Меня схватил дедушка и потащил вниз по ступенькам. Я мало что осознавал в тот момент. Люди также побежали из своих квартир к подвалу. Этот ребенок, который ревел на руках у своего отца… Помню, мне вдруг стало очень жаль, что   малышу суждено было жить тут, в этом городе, сейчас, в это время. Холодно, темно и тесно. В подвале сидит человек 15. Минут через 5 внезапно грохот утих.
Еще минут 5 подождем. – сказал кто-то из толпы. Выдержав какое-то время, все разошлись по квартирам. Дома я ни с кем не мог разговаривать. Не было желания ни есть, ни спать. И никогда в жизни я не забуду вид тех шести летящих в небе ракет.
Наступил день, когда пришлось покинуть родной дом, попрощаться с дедом и бабушкой. Я и сейчас не могу поверить, что все это со мной происходило наяву. Вроде попрощался со школой только на лето, но и школа, и город, и мой красный велосипед, и все это скоро будет так далеко от меня. Бабушка, дед… Я не хотел оставлять их тут, но у нас не было выбора. А дедушка, посмотрел на меня с надеждой и какой-то улыбкой в глазах и сказал:
Андрюша, я понимаю, что у тебя на сердце, но что мы можем поделать? Тебе нужно учиться и жить дальше. Не переживай о нас.  Как только будет подходящий момент, мы сразу приедем к вам.
Я почувствовал в его голосе веру в меня: он знал, что я справлюсь, что смогу пережить трудное время. У меня не было тогда слов –  я просто обнял его.
Мы все за тебя, главное – смотри вперед и стань тем, кем ты хочешь быть.
Так попрощалась со мной бабушка. Я сдерживал в тот момент боль, старался выглядеть сильным, но почему-то думал, что вижу их в последний раз.  Избавился от этих мыслей я уже в дороге. Расстояние увеличивалось между мной и домом час за часом. Раньше я всегда любил куда-то путешествовать, но больше всего любил возвращаться. Теперь было совсем не так.
Первая остановка оказалась ужасной. Пустынное место где-то посреди дороги, в каком-то поле. Мама сказала мне, что это блокпост, но сразу я опасности не почувствовал. Когда я поглядел внимательнее, то увидел там много солдат. Один из них направился к нашей машине. Человек с оружием и, было видно, в нетрезвом состоянии, открыл входную дверь. Лицо в грязи, глаза красные, вонючая одежда и за спиной висит автомат. Он потребовал, чтобы все пассажиры показали ему документы. Досмотр длился минут пятнадцать.
Прошло много часов.  Мы проехали через большое число блокпостов.  Возможно, я сбился со счета, но, по-моему, их было примерно двадцать за семь часов дороги. Когда объявили, что скоро конец пути, я был так рад…   Одно тревожило меня сильно: там, дома, остались … мои родные…

Андрей Ильченко

Schreibe einen Kommentar

Deine E-Mail-Adresse wird nicht veröffentlicht. Erforderliche Felder sind mit * markiert.